Как госслужащим держать баланс между лояльностью к службе и нетерпимостью к коррупции

Как госслужащим держать баланс между лояльностью к службе и нетерпимостью к коррупции

Желание чиновника поделиться со всеми негативными процессами, которые происходят на государственной службе - может быть ограничено в целях защиты репутации других лиц. Но такое вмешательство в свободу выражения взглядов должно соответствовать критерию соразмерности.

Об этом заявил Европейский суд по правам человека в решении по делу «Горяйнова против Украины» (заявление № 41752/09), передает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect».

В марте 2007 года в Интернете было обнародовано письмо старшего прокурора Одесской областной прокуратуры Аурики Горяйновой к Генпрокурору, в котором высказывалось беспокойство о коррупции местных прокуроров. В частности, она ссылалась на предполагаемое давление на прокуроров для незаконных действий в обмен на прибыль или увольнение, в случае отказа.

Женщину сразу освободили от должности, а органы прокуратуры установили, что ее заявления были «необоснованными, ложными и оскорбительными», а также то, что она распространяла конфиденциальную информацию о прокуратуре, что составляло должностное преступление, которое дискредитировало ее как прокурора.

Горяйнова обжаловала это решение в национальных судах, утверждая, что она неоднократно пыталась выразить свою обеспокоенность высшему руководству учреждения, но тщетно. Поэтому обратилась к СМИ. Но суды встали на сторону прокуратуры.

Поэтому экс-чиновница обратилась в Европейский суд по правам человека. Ссылаясь на ст. 10 (свобода выражения) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Горяйнова утверждала, что ее увольнение за публикацию нарушает право высказывать свою точку зрения касательно рабочей ситуации. Альтернативных способов сообщить о неправомерных действиях, свидетелем которых она была, у женщины не было.

Суд в Страсбурге согласился, что в данном случае могла существовать легитимная цель для вмешательства в свободу слова, а именно - защита репутации других лиц. Но вмешательство все же не было пропорциональным.

Ведь суды не учли здесь необходим баланс между лояльностью госслужащего и общественным интересом относительно противоправных действий чиновников. Также суды не анализировали характер и правдивость утверждений в обращении, мотивы его обнародования и возможность нарушения этих вопросов перед руководством прокуратуры. Помимо прочего, суды не исследовали, какой именно ущерб был нанесен государственному учреждению из-за публикации.

На этих и других основаниях ЕСПЧ констатировал нарушение конвенционных гарантий и присудил 4,5 тыс. евро компенсации причиненного морального вреда.